ART, gestalt

Арт-терапия. Из практики для практики. (дипломная работа третья ступень 1 часть)

По мнению Н. Роджерса, «творчество и терапия частично совпадают — то, что является творческим, зачастую оказывается терапевтичным, то, что терапевтично, часто представляет собой творческий процесс».

И тогда, по высказыванию Ш. Мак-Ниффа, «когда объединяются искусство и психотерапия, их глубина и сфера  действия могут быть расширены. А работая  вместе, они оказываются связанными на всем протяжении  человеческой истории целительства и врачевания».

 

Арт-терапия в научно-педагогическом понимании — забота об эмоциональном самочувствии и психологическом здоровье личности, группы, коллектива средствами спонтанной художественной деятельности. Это метод развития и изменения личности при помощи разных видов и форм искусства и творчества.

Термин «арт терапия» (буквально: терапия искусством) ввел в употребление Адриан Хилл (1938) при описании своей работы с туберкулезными больными в санаториях. Это словосочетание использовалось по отношению ко всем видам занятия искусством, которые проводились в больницах и центрах психического здоровья.

Примерно в тоже время, когда Хилл стал применять творчество в лечение пациентов в Англии, в Соединенных Штатах Америки психолог и художник Маргарет Наумбург (Margaret Naumburg, 1890-1983) также начала употреблять термин «Арт-терапия» для описания своей работы. Уникальность трудов Наумбург заключалась в том, что она впервые стала использовать новый метод не как вспомогательный инструмент в психологической практике, а как основной способ лечения.

Основную идею арт-терапии Наумбург понимала в выражении бессознательного посредством спонтанной творческой экспрессии. Она считала, что чувства и мысли человека возникают на подсознательном уровне. А художественные образы могут отражать сны, потаенные желания, страхи, нерешенные конфликты или утраченные воспоминания. При помощи визуальных форм человек может спроектировать свои внутренние переживания вовне. Целительный эффект арт-терапии зависит от развития тесных взаимоотношений между клиентом и терапевтом, вследствие которых клиент добивается собственной интерпретации символического образа. Художественное произведение является при этом средством общения между клиентом и терапевтом.

 

Большое значение в истории развития арт-терапевтического метода в Америке сыграла еще одна женщина – художник-соцреалист и активный последователь психоанализа Эдит Крамер В отличие от идей Маргарет Наумбург, Крамер считала основой лечебного процесса художественный акт творчества.

Нам известно, что за создание визуального образа, отвечает правое полушарие головного мозга, здесь же происходит формирование образного мышления. Это мышление выполняет очень важные функции, за счет него человек обретает творческие способности, интуицию, может воспринимать окружающий мир целиком. Более того, в этом полушарии хранится вся наша невербальная память, т.е. наши воспоминания о когда-либо увиденных вещах.

 

Образное мышление позволяет человеку взаимодействовать с окружающими без помощи слов (за образование которых отвечает левое полушарие). Поэтому арт-терапия показана людям, которым тяжело выражать свои мысли при помощи вербального общения, то есть речи. Это может быть связано как с психическим заболеванием (например, при тяжелой депрессии, или во время острого психоза), но так же это может быть обусловлено личностными характеристиками человека. Ведь действительно, не многие люди могут свободно говорить о своих проблемах, или о своих чувствах. В других случаях, человек просто не может подобрать правильных слов для описания своего состояния, или же слов не достаточно, чтобы передать всю полноту своих ощущений. Именно в таких ситуациях на помощь приходит использование художественного образа.

fh

Арт-терапия удовлетворяет самую главную фундаментальную потребность человека — потребность в самоактуализации… Не секрет, что очень многие люди, проживая внешне вполне успешную жизнь, пренебрегают этой базовой потребностью, что вызывает хроническую неудовлетворённость своим бытием в мире, попросту — делает нас несчастливыми.

Но самые яркие результаты (видимые сразу же, и невооружённым глазом) арт-терапия даёт тогда, когда к ней прибегают в состоянии сильного стресса. Вот тут ей нет равных, среди прочих психотерапевтических методик. Творческая деятельность обладает уникальным свойством: она выносит на поверхность (лист бумаги, к примеру) всё потаённое, что мы не осознаём и что подспудно нас душит…

 

«Правополушарное» рисование, лепка и пр. обходит ловко цензуру нашего сознания, которое обычно не пропускает негативные мысли, подлинные переживания и вообще всё относящееся к глубоким бессознательным процессам. «Цензура сознания» не пропускает слова — но она бессильна перед образами, перед выбором цветовых пятен, перед каракулями…

Творчество приносит удовлетворение и радость, что важно само по себе, независимо от того, рождается ли эта радость в глубинах подсознания или является результатом осознания возможности развлечься.

6694_original

 

Недостатком арт-терапии может являться то, что глубоко личный характер выполняемой клиентом работы может способствовать развитию у него нарциссизма и привести к уходу в себя вместо того, чтобы способствовать самораскрытию и установлению контактов с другими людьми.

Иногда, приходят на терапию люди, чьи плоды воображения слабы и нежизнеспособны. Те, многочисленные люди, которые опасаются или даже бояться выражать свои фантазии и делиться ими с другими людьми. У таких людей самовыражение средствами творчества вызывает очень сильный протест, хотя для большинства такие способы самовыражения представляются наиболее безопасными. У некоторых клиентов, просто  не развита способность к созданию внутренних образов, не развита способность что-то представлять. Она проявляется у них, только в ночных снах в виде фрагментарных картинок. Клиенты очень расстраиваются, когда замечают в себе это процесс затухания воображения.

Источники подобных угасаний различны. Но если он (клиент) готов исследовать вместе с терапевтом новые пути-дороги и двигаться вперед, то можно – зачастую очень медленно и постепенно – снова взрастить в нем эту способность творить (конечно, если именно эта цель преследуется).

 

Сущность искусства в исцелении :

Его «лекарство» — это материал искусства,

Его анестезия – выдох и вдох животом,

Его уколы – наложение рук,

Его дезинфекция- это ощущения контакта с тем, чего касается рука,

Его хирургия– это разрешение боли быть выраженной,

Его наложение швов – это помощь в выявлении,

Его бинты – это ритуал, песня, музыка,

Танец, рассказывание историй, действо ,

воображение. Да, Инструменты могут быть разными,

Ибо исцеляет сама рана.

 

Часто в литературе по арт-терапии встречается фраза: «Арт-терапия помогает вернуть целостность человеку ». Говоря гештальтистским языком, ма стремимся к развитию СЕЛФ, одно из качеств которого является целостность. В дальнейшем вы можете увидеть как в процес се арт-терапии происходит востановление функций СЕЛФ.

Предлагаю вашему вниманию то, что считаю наиболее важным для терапевтов при работе с клиентами. То есть то, на что стоит обращать внимание, используя арт-терапию как творческий подход при работе. (Все примеры взяты из личной практики).

 

Диалогичность арт-терапии.3e233fc4f3f0db6ed5ec84decfd49152

В гештальте рисунок — это повод для контакта. И этот контакт, чаще всего, важнее, чем сам рисунок.

Так как психотерапия происходит между людьми, как минимум между двумя – она всегда активна и диалогична. Это взаимный процесс, процесс отношений. Терапия искусством является посредником при общении клиента и терапевта на символическом уровне.

 

Конечно же,  творчеством можно заниматься и в одиночестве. Это успокаивает или взбадривает и в этом отношении оказывает на него, без сомнения, целительное воздействие. Но психотерапия,- это нечто большее, чем самостоятельное самопознание в процессе творчества.

 

В терапевтическом процессе всегда существует кто-то, кто может спрашивать и отвечать, наблюдать и соучаствовать, резонировать. В дословном переводе слово «резонанс» означает отклик, эхо, колебание в такт. Резонанс – это особое качество контакта. Мы все нуждаемся в отклике на наши мысли и чувства: если человек не чувствует, что к нему относятся серьезно, не принимают его во внимание, не разделяют его печаль или радость, то это влечет за собой отрицательные последствия.

Арт- терапия – это резонанс, это диалог, это обмен.

 

Мы, как творческие терапевты, всегда «резонируем», даем клиенту свой отклик. Клиенты хотят знать, какие мысли, чувства, физические реакции вызывают в терапевтах их произведения. Им важны честные ответы.

Слово и изображение одинаково важны в терапевтическом процессе. Занимаясь терапией только вербально, поддерживать только функцию ПЕРСОНЕЛИТИ – значит пренебрегать силой воображения и присущими изобразительному процессу потенциалами творческого изменения.

Полагаться только на изобразительный процесс, поддерживать только функцию ИД – значит отрицать, что клиенты, как правило, хотят и должны понимать, что с ними произошло и происходит, многие люди хотят и могут сообщать другим о том, что их волнует  также и посредством языка.

 

Когда картина нарисована (процесс создания продукта – это обращение к функции ИД), арт-терапевт приглашает клиентов описать, что они увидели на картине «Что ты видишь?» (обращение к ПЕРСОНЕЛИТИ). В этом простом вопросе заключены три фундаментальных аспекта феноменологического подхода. Первое – важность индивидуального восприятия: что ты видишь, ты, создатель. Терапевт может работать с этим материалом, потому что описание работы самим клиентом ведет к его внутреннему миру. Второй аспект касается чувств клиента – то, что его слушают, означает начало доверия. И третье – все, что видно клиенту в самом результате творческого самовыражения, а не предположения или домысливания исходя из установок теории, когда доказательства затуманены.

(Мала Бетенски с. 34)

 

То, что клиент испытывал или испытывает имеет большое значение. Поэтому можно сформулировать вопрос в двойственной форме, и о картине и о процессе: «Ты нарисовал картину, расскажи, что происходило с тобой во время рисования или что происходит с тобой, когда ты смотришь на свою картину… Реши сам, что важно для тебя сейчас?».

Бывает так, что клиенты остаются безмолвными. Они не знают с чего начать говорить. Вот какие могут быть варианты построения диалога:

Терапевт может дать обратную связь на произведение клиента, рассказать, как на него действует картина, что в ней откликается, какие эмоциональные реакции и мысли возникают при рассмотрении картины. Отклик терапевта может помочь клиенту увидеть картину с новой точки зрения, тем самым запустить новый виток работы над картиной.

 

Еще вариант – можно предложить клиенту использовать другие сенсорные возможности встретиться с картиной. Если ваш клиент увлекается музыкой, то для него музыка может быть способом выражения внутренних состояний и это можно использовать, например, задавая вопросы: «Как звучит эта картина?», «Если бы эта картина была музыкальным произведением, то каким?» или «Вслушайся в этот голубой цвет, на каком инструменте играет этот цвет?»…  А может ваш клиент танцор, тогда пусть он протанцует свои чувства, которые вызывает картина. А бывает, что клиент начинает «принюхиваться», скорее всего всплывают ароматы, которые напоминают о давно минувшем…

our-colorful-life25

На этом пути рождаются ассоциации и фантазии, возникают эмоциональные и телесные отклики, проясняются важные значения и связи.

Мы создаем поле, в котором становится возможным больше контакта с клиентом.

 

 

Пустые пространства.

Пустота, незаполненность создают напряжение и привлекают внимание. О пустых местах и пространствах всегда стоит разговаривать с клиентом. Иногда в этой  «пустоте» размещена тайна, иногда место для будущего. Спросите у клиента об «открытых» местах на его рисунке. «Что ты чувствуешь, когда смотришь на незарисованное место?» «Должно ли это место оставаться пустым или оно для чего-то?»

Если персонаж на картине изображен «обрезанным», ноги оказались за пределами картины, можно спросить на чем он стоит, что под его ногами. Один из клиентов, страдающий энурезом изобразивший подобный рисунок, прокомментировал так: «Он стоит в воде и он до чертиков продрог, пора ему от туда выбираться».

 

Клиентка изобразила девушку, смотрящую на пустоту влево вниз. На вопрос «Куда она смотрит и что видит?», после некоторого молчания разрыдалась, и ответила, что видит своего абортированного ребенка.

А иногда клиент говорит, что оставил место для чего-то нового, что еще не открыл.

Бывает, что изображен некто со спины и мы не знаем молод он или стар, как выглядит и т.д. Спрашивайте клиента.

Арт-терапия, — это всегда процесс ведущий к контакту, в котором взаимодействуют терапевт и клиент, и в этом заложен шанс излечения.

 

Терапевтическая функция цвета. 0_6f0ac_f1718155_xl

Про символическое  значения цвета написано достаточно литературы, которую можно при желании найти самостоятельно. Если интересно, вот некоторые авторы: Кандинский, Серов, Итен И., Бреслав и мн. др.

Я делюсь информацией, которая, на мой взгляд является более важной для  работы с клиентом.

Итак, некоторые клиенты интуитивно и глубоко чувствуют цвет. У них есть сознательная потребность в конкретных цветах, соответствующих определенным эмоциональным состояниям. Когда клиенты находятся в каких — либо эмоциональных переживаниях, цвет, иногда при полном отсутствии формы, будет их главным экспрессивным средством.  Например, используя методику «Монотипия»,  клиент начинает путешествие в поисках себя, с помощью нанесения цветовых пятен на гладкую поверхность, которые, по его мнению, определяет ту или иную эмоцию или чувства. Получается цветной оттиск, в котором клиент начинает искать образы, т.е. выделять ФИГУРУ из ФОНА.

 

Расскажу о клиенте, проживавшим расставание с женщиной. Он много рассуждал и описывал, но было не понятно, что он чувствует. Таким образом, представлена Персона, следовательно, задача терапевта поддерживать ИД.  — Я предложила выбрать цвет, который ему больше всего нравился и нанести краску на стекло. Он выбрал красный и медленно начал водить кисточкой по стеклу, чем дольше он водил, тем он становился более оживленным. Мы сделали первый отпечаток на листе. Он не стал его рассматривать, но попросил продолжить рисование  на стекле.  20 минут он ставил красные кляксы с черными вкраплениями, «вазюкал», делал отпечатки и ложил их на пол, чтоб сохли. К концу работы он был изрядно покрасневший и возбужденный. Оглянувшись вокруг, сказал: «Я как в море крови», вдруг обмяк и заплакал.

Уже эта часть работы была для него довольно терапевтичной. Мужчине удалось пережить подавляемые злость и обиду на бросившую его женщину. Дать выход этим чувствам, которые до этого момента прятались под фразой «Она права, нам пора было расстаться»

На следующей сессии мужчина выбрал, один из своих «кровавых» рисунков. И дальнейшая работа состояла в поиске образа, выделение ФИГУРЫ из ФОНА. (Поддержка ПЕРСОНЕЛИТИ)

 

Далее, про цвета, предлагаю выдержку из статьи Хломова Даниила.  «Анализ рисунка в гештальттерапии», так как считаю это лучшим вариантом, как говорится «ни дать, ни взять»:

«Традиционно в рисунке цвет соотносится с эмоциональностью. И в этом смысле рисунок, нарисованный одним цветом, так или иначе связан с одной эмоцией, с каким-то одним переживанием. Поэтому рисунок, нарисованный одним цветом, — всегда интересная техника…

Есть цвета хроматические, а есть ахроматические, т. е. грубо говоря, — «не цветные» цвета: черный, белый, серый. Если это ахроматический цвет, значит, скорее всего, речь идет о некотором избегании чувств. Применение ахроматичеких цветов говорит о подавлении чувств в данный момент. Опять-таки лучше у человека спросить — может быть, он нарисовал оттого, что больше не было средств?

Теперь то, что касается «цветных» цветов, хроматических. Во-первых, есть чистые цвета, а есть смешанные цвета. Эти цвета различаются по интенсивности: они могут быть более интенсивными, а могут быть более размытыми. Соответственно, если они более интенсивные, то  человек склонен к более интенсивному выражению чувств; если цвета более размыты, менее интенсивны, более смешанные, то значит и чувства такие же — более смешанные, не очень интенсивные. Могут быть интенсивные, но смешанные чувства.

 

 А есть еще очень интересное явление, когда человек пытается сделать очень интенсивный цвет негодными средствами. Но это можно выяснить только в той ситуации, когда есть возможность выбирать из разных вещей, т. е., скажем, есть краски, карандаши, фломастеры. Человек пытается нарисовать что-то очень яркое, но берет для этого карандаш достаточно твердый. В результате получается достаточно смутная штриховка, т. е. есть попытка выразить сильные эмоции, но какими-то негодными средствами. Вполне возможно, что с этим мы столкнемся и в работе. В принципе, это означает, что вполне возможно, что проявление многих чувств у этого человека будет искажено собственной агрессией, и эта агрессия будет мешать ему опечалиться всерьез, обрадоваться капитально, застыдиться или еще что-то другое почувствовать. Т. е. из обращения с цветом мы получаем некоторые сведения о том, как человек обращается со своими чувствами: смешивает он их или не смешивает, какие из этих чувств он выдвигает на первый план. А это тоже очень интересная вещь, относящаяся к следующим цветам, тонам, потому что есть тона холодные, а есть теплые. Действуют они, вообще говоря, на уровне тактильном, — потому что это то, что относится к первым сигналам. Ребенок видит: что-то красное, значит теплое до какой-то степени, а потом сильнее — уже опасно, обжечься можно. А, соответственно, холодное — синее, голубоватое, зеленое: дотронешься — замерзнешь. И в этом смысле теплые тона как бы приглашают: «потрогай меня!», а холодные как бы отталкивают: «отойди подальше!»

Таким образом, вы можете посмотреть, что вас привлекает, что отталкивает, что оказывается амбивалентным. Иной раз симпатичная фигура, а нарисована таким холодным цветом, прогоняющим».

 

И не забывайте использовать метод свободных ассоциаций. Это простой и эффективный помощник во время обсуждения картин и других продуктов творчества. «Какие ассоциации возникают у тебя по поводу этого желтого пятна и черного контура…?»

Итак, терапевтическая функция цвета в том, что некоторые клиенты используют цвет для выражения своих непосредственных внутренних переживаний и поиска своей подлинной аутентичности.

Работа с рисунком в гештальттерапии невозможна без того, кто этот рисунок нарисовал. Вопросы к рисунку имеют бОльшее значение, чем интерпретации. Любой рисунок содержит много «дверей», открыть которые может только сам клиент. (Из сборника «Гешталът-2002».)

Автор


Avatar