gestalt

Первые терапевтические встречи терапевта и клиента.

  Какие же должны быть первые  встречи с клиентом? По моему мнению, именно первые встречи задают направление, в котором двинется ваш «корабль» под названием «Эффективность терапии». Интерес, Эмпатия, Искренность, Уважение, Принятие (или как говорил Роджерс: безусловное положительное отношение), Позитивный перенос – это те ветра, которые надуют «паруса» терапии  и сделают путешествие самым удивительным и незабываемым.

 

Разум  – штурвал корабля, его рулевое управление. С помощью него он может, используя силу парусов, изменять направление движения, чтоб не носиться с каждым ветром вперед и назад. Корабль без управления – игрушка волн и ветра. Разум всем хорош, но он не дает сил, только его помощью нельзя двигаться, он лишь дает возможность направлять силу парусов.

Терапевт — это тот, кто за  штурвалом корабля, тот, кто ставит и убирает паруса (и штопает на них дыры от штормов). Он использует силу ветров и возможности ей управлять, чтоб плыть туда, куда  решил  наш клиент.

А какой силой обладают эти ветра и в каком направлении  они дуют мы и попробуем узнать.

Часть 1 Поднятие по трапу (первая встреча)                       

Клиент приходит за психологической помощью с двумя сильными чувствами — страхом и надеждой.

Даже если в поведении клиента не заметно признаков тревоги, о ней не следует забывать, потому что сама ситуация психотерапии провоцирует тревогу. Наконец, тревогу у клиента вызывают его собственные проблемы, а также сомнение, достаточна ли квалификация терапевта, готов ли он по-настоящему помогать, что вообще будет происходить во время терапии и т. п. Тревога и напряжение мешают клиенту говорить, поэтому первая задача терапевта, заметившего волнение клиента, — помочь ему почувствовать себя в безопасности. Прежде всего необходимо проявлять активность как в начале беседы, так и во время всей первой встречи. Если терапевт видит явное напряжение клиента, полезно обозначить и прокомментировать это состояние: «Вы очень озабочены» или «Вы кажетесь испуганным»; «Что Вас заботит?». Разговор о беспокойстве способствует снятию напряжения. Иногда клиент боится оценки, диагноза, беспокоится из-за возможного выявления нарушений психики. Беспокойство такого рода следует устранить в начале беседы. Терапевт должен объяснить, что клиент сам выбирает, о чем и сколько говорить, что большинство людей обращается к психологам и психотерапевтам из-за жизненных проблем, а их нельзя считать болезнями.

 

Беспокойство первой встречи уменьшается при ознакомлении клиента с процедурой терапии. Большинство клиентов чувствуют себя неуверенно из-за неосведомленности в действиях терапевта. Некоторые клиенты понимают терапию как магическую помощь, а терапевта воспринимают как мага, читающего мысли. Для других клиентов терапия является своеобразной скорой помощью, раздаванием мудрых советов или работой, за которую всю ответственность несет терапевт и т.п. Такие нереальные ожидания отчасти отражают социальные стереотипы, связанные с психотерапией. Правильное объяснение процесса терапии с особым подчеркиванием полной зависимости успеха от сотрудничества терапевта и клиента корректирует ожидания клиентов и уменьшает тревогу. Тревогу можно уменьшить, просто попросив клиента удобно расположиться в кресле и расслабиться.

 

  «И все же клиенты и пациенты психотерапевта не совсем обычные люди. Само обращение к психотерапевту говорит о тонком душевном складе, склонности к анализу своих и чужих поступков, интересе к собственному душевному устройству. Поэтому пациентами психотерапевта и становятся любознательные и отважные люди, которые рискуют отправиться вместе с врачом в исследование себя — путешествие, в котором можно сделать открытия (и приятные и неприятные), уйти от старых способов поведения и стать самим собой. Поэтому у психотерапевта всегда можно найти внимание к своей личности и чувтсвам, уважение и поддержку стремления разобраться в себе.»

И. Д. Бульбаш

 

Часть 2 Ветер, ветер, ты могуч…

                               Я предпочитаю видеть себя и своих пациентов как «попутчиков» И. Ялом

Основным запускающим механизмом помощи клиенту могут стать доверительные отношения между терапевтом и клиентом.  «…нет ничего более существенного, чем тщательное взращивание отношений с моим пациентом». И.Ялом.

 

Ветер Исренности. Терапевты должны быть искренними или, как иногда говорил Роджерс, “конгруэнтными”. Это значит, они должны иметь свободный доступ к своим внутренним процессам, иметь свои собственные чувства, собственные позиции и склонности.

Важно отличать разумную откровенность терапевта от неразумной. Прежде всего не следует злоупотреблять откровенностью. Не нужно делиться каждым испытанным чувством, возникшим воспоминанием или фантазией. Часто повествование о событиях своего прошлого больше похоже на псевдораскрытие. Терапевт всегда должен осознавать, с какой целью говорит о себе — желая помочь клиенту или удовлетворяя свои желания.

 

Роджерс считал, что искренность подразумевает выражение чувств только тогда, когда это необходимо и когда, по всей видимости, это совпадает с возможностью терапевта наиболее полно представить себя клиенту. Кроме того, чувства должны демонстрироваться бережно с теплотой, эмпатией и полным уважением к клиенту.

На определенном уровне все мы чувствуем, когда находимся лицом к лицу с личностью, которая с нами искренна, а когда перед нами некто, выставляющий фасад вежливости или профессионализма. К первым мы проникаемся доверием и готовностью открыться. Спускаясь с высокого пьедестала анонимности, терапевт придает смелости клиентам в раскрытии значимых событий и увеличивает взаимное доверие. Откровенность клиентов часто зависит от обоюдности, т.е. от степени эмоционального участия терапевта.

 

 

Ветер Эмпатии.

«Смотрите из окна друго. Попытайтесь увидеть мир таким, каким его видит ваш пациент»    И. Ялом

Словарное значение слова -“эмпатия-” — воображаемое проникновение в субъективные переживания другого.

Ирвин Ялом отмечал, что процесс терапии улучшается, если терапевт осторожно проникает в мир пациента.

Терапевтическая ценность эмпатического понимания кажется достаточно ясной: если есть ощущение, что терапевт действительно пытается видеть мой мир так, как вижу его я, то чувствуется поддержка в стремлении к прояснению, а следовательно, к расширению понимания самого себя. Подобная эмпатия учит быть эмпатичным к себе, спокойно осознавать свои переживания таким же образом, каким их осознает терапевт. Эмпатия другого оказывает решающее влияние на самоуважение. Если терапевт считает ценными время и усилия, затраченные на попытку понять мои переживания, то и я должен это ценить.

 

По Когуту, первым делом каждый терапевт должен открыть себя для эмпатического переживания, позволяющего видеть мир с точки зрения клиента. Быть эмпатичным — значит не говорить клиентам о том, что их точка зрения неверна. Это решающий фактор для понимания Когута.

Все необходимое должно быть высказано с теплотой и сочувствием, иначе это будет расценено как критика. Теплота и интерес действительно являются составляющими коррективного эмоционального переживания, которое Когут считал обязательным в терапии.

 

 «Эмпатический способ общения с другой личностью имеет несколько граней. Он подразумевает вхождение в личный мир другого и пребывание в нем, «как дома». Он включает постоянную чувствительность к меняющимся переживаниям другого — к страху, или гневу, или растроганности, или стеснению, одним словом, ко всему, что испытывает он или она. Это означает временную жизнь другой жизнью, деликатное пребывание в ней без оценивания и осуждения. Это означает улавливание того, что другой сам едва осознает. Но при этом отсутствуют попытки вскрыть совершенно неосознаваемые чувства, поскольку они могут оказаться травмирующими. Это включает сообщение ваших впечатлений о внутреннем мире другого, когда вы смотрите свежим и спокойным взглядом на те его элементы, которые волнуют или пугают вашего собеседника. Это подразумевает частое обращение к другому для проверки своих впечатлений и внимательное прислушивание к получаемым ответам. Вы доверенное лицо для другого. Указывая на возможные смыслы переживаний другого, вы помогаете ему переживать более полно и конструктивно. Быть с другим таким способом означает на некоторое время оставить в стороне свои точки зрения и ценности, чтобы войти в мир другого без предвзятости. В некотором смысле это означает, что вы оставляете свое «Я». Это могут осуществить только люди, чувствующие себя достаточно безопасно в определенном смысле: они знают, что не потеряют себя в порой странном или причудливом мире другого и что смогут успешно вернуться в свой мир, когда захотят.»

Карл Роджерс. Эмпатия

Мы хотим, чтобы клиенты открылись нам. Если имеется эмпатия с нашей стороны, то постепенно они (клиенты) начнут нам доверять. Если же мы отказываемся от их откровения, то учим клиентов подавлять любые мысли, которые, по их мнению, будут раскритикованы. И как говорят одесситы: «А оно нам надо?» J

 

Ветер Принятия. Трудности у наших клиентов возникают потому, что они блестяще вызубрили: неприемлемо быть таким, какой ты есть. Поэтому Роджерс учил терапевтов выслушивать клиентов внимательнейшим образом, чтобы знать, кто же есть его клиент на самом деле. По мере того как терапевт тщательно следит за этим, клиент постепенно узнает, что с ним все в порядке, а так как Роджерс считал, что быть самим собой — составляет смысл и цель жизни, то легко понять, почему для него самопринятие было наибольшей ценностью, которую терапевт только и может предоставить клиенту.

 

Позиция Роджерса такова, что если я не на вашей стороне, если действительно не воспринимаю по-настоящему вашу сторону, то мне нечего делать вместе с вами в терапевтическом кабинете. Моделью такого определения служит любящий родитель, который “ценит” своего ребенка. Этот родитель испытывает сильные положительные чувства к ребенку, чувства, не являющиеся собственническими и не требующие от ребенка быть таким, каким его хотят видеть. Родитель свидетельствует, что даже если время от времени ребенок и вызывает раздражение, гнев, недовольство или отвращение, то все равно, по-существу, ребенок любим и мил, неважно, за что. Клиент также может обнаруживать (что, как правило, и делает) в себе чувства и поступки, противоречащие взглядам терапевта или его эстетическим принципам. Успешная терапия зависит от того, насколько в таких случаях терапевт в состоянии учитывать человеческую полноценность клиентов, отстаивающих свой собственный путь роста и развития, принадлежащий им по праву рождения.  Важным в позиции Роджерса является понимание того, что в этих чувствах нет места патерналистскому или сентиментальному тону, клиенту должна быть предоставлена возможность быть независимой самостоятельной личностью.

 

Ветер Положительного переноса.

«… все человеческие отношения являются смесью реальных отношений и отношений переноса» Р.Гринсон

Перенос – это особый тип объектных отношений, главной характеристикой которых является переживание некоторых чувств по отношению к личности, которые не подходят к ней и которые в действительности обращены к другой личности. Перенос есть повторение, «новое создание» старых объектных отношений. Имеет место перемещения, импульсы, чувства и защита по отношению к личности в прошлом перемещаются на личность в настоящем. Перенос – это бессознательное явление. Люди, которые являются первоначальным источником реакций переноса, являются людьми раннего детства.

Перенос может в некоторых случаях принимать форму, отличную от простого повторения, пережитого клиентом в первоначальных взаимоотношениях: перенос может также представлять повторное разыгрывание в стремлении клиента достичь желаемого переживания. Так, если я воспринимал своего отца отстраненным и отталкивающим, точно таким же мог выглядеть и терапевт, или терапевт, напротив, рассматривался как преисполненный тепла и любви, в результате чего получался “отец”, которого всегда хотелось иметь. Возможно и чередование этих позиций. Перенос непременно отражает переплетение чувств любви и ненависти, и поэтому его проявления часто бывают амбивалентными. Тем не менее следует различать негативный перенос и позитивный перенос.

 

Позитивный перенос – те реакции, которые состоят из любви в любой ее форме или из любых ее предвестников (влюбленность, нежность, доверие, симпатия, интерес, почтение).

На начальных стадиях своего проявления позитивный перенос способствует установлению доверительных отношений с пациентами и продуктивной терапевтической работе, которая интенсифицировалась под воздействием легкой влюбленности с их стороны. Собственно говоря, именно благодаря легкой влюбленности, привязанности и проявлению нежных чувств со стороны пациентов удается создать такую благоприятную атмосферу, в рамках которой терапевтическая работа осуществляется более непринужденно, легко, человечно и доставляет удовольствие как пациенту, так и терапевту.

В терапевтической ситуации легкая влюбленность в терапевта и привязанность к нему, несомненно, заставляют пациента быть на высоте, что способствует его продуктивной работе. Симпатия к терапевту и желание ему угодить считались необходимыми компонентами мотивации в трудном путешествии взаимоотношений. Однако все хорошо в меру. Повышенная влюбленность или излишняя привязанность пациента к терапевту имеют свои издержки, оборачивающиеся возникновением невроза переноса.  Фрейд заметил, что позитивные чувства мешали только тогда, когда они имели сильную эротическую окраску, настолько требовательную и непреклонную, что прерывали и даже разрушали процесс терапии.

Позитивный перенос — это основной проводник аналитического лечения, в его огне расплавляются самые стойкие сопротивления и симптомы, что, разумеется, еще отнюдь не означает излечения. В анализе он является не целебным фактором как таковым, а важнейшей предпосылкой создания тех процессов, которые независимо от переноса в конечном счете ведут к излечению. В. Райх

С точки зрения классического психоанализа, идеальный врач тот, к которому у пациента сформировался позитивный перенос. Это значит, пациент готов к «помогающему альянсу», и значит готов к «рабочему альянсу».

 

Именно эти ветра, ветер Искренности, ветер Эмпатии, ветер Принятия и ветер Позитивного переноса, помогут выстроить доверительные отношения первых лье. Когда идешь по ветру, непротивясь его силе, чувствуешь себя легко и свободно, шелестят паруса, скрипят канаты, пенится вода за бортом.  Есть еще «ветра перемен», которые мы тут не затронули, но которые однозначно имеют свое влияние на курс корабля. Эффективного Вам путешествия!

 

Дутний Марина, психолог, гештальт-терапевт, арт-терапевт, г. Днепр.

Используемая литература:

Ральф Р. Гринсон ПРАКТИКА И ТЕХНИКА ПСИХОАНАЛИЗА

Вильгельм Райх  АНАЛИЗ ЛИЧНОСТИ

Кан Майкл МЕЖДУ ПСИХОТЕРАПЕВТОМ И КЛИЕНТОМ. НОВЫЕ ВЗАИМООТНОШЕНИЯ

Лейбин Валерий Моисеевич ПСИХОАНАЛИЗ: УЧЕБНОЕ ПОСОБИЕ

 

Кочюнас Р. ОСНОВЫ ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО КОНСУЛЬТИРОВАНИЯ

И. Ялом ДАР ПСИХОТЕРАПИИ

Х. Кохут АНАЛИЗ САМОСТИ

Автор


Avatar